черный юмор

черный юмор - анекдоты

черный юмор - истории

черный юмор - картинки

черный юмор - фильмы

черный юмор - чтиво

черный юмор - гостевая книга

черный юмор - написать письмо

черный юмор


 

Рассказал мне эту историю мой знакомый. Когда он был студентом-медиком, послали его на практику в больницу. Всё чинно проходило: там перевязочку, там инструмент привезти и т.п. Но вот попалась ему такая незадача, привезли бабушку лет так под девяносто, в полуобморочном состоянии. И надо было ей клизму поставить. Ну, парень он не из робкого десятка, спиртиком клизму протёр - бабушка в это время на каталке лежала ни слуху ни духу.
Знакомый мой, подойдя к ней, вставляет клизму и...
Бабушка моментально расцветает в широкой улыбке, приподнимается и тихим таким голосом говорит:
- Не туда, сынок.


Произошла эта история в далекое советское время на военной базе в дружественном тогда нам Вьетнаме.
Гарнизон. Госпиталь. Небольшой городок с нашими специалистами и их семьями. В городке обитают стаи местных вьетнамских дворняжек.(Размер этих зверей соответствует размерам местного населения). Сердобольные советские граждане по мере возможности подкармливают собачек. Собачки постоянно ошиваются около тех домов где им подкидывают косточки, за что дети военспецов присваивают им клички по имени владельцев домиков. Этот живет около дома Паши - значит будет "Паша". Тот около Сашки Иванова - значит будет "Сашка". Тихая размеренная жизнь. Приходит борт из Союза. Прилетает новый замначальника госпиталя.
Красавец мужчина. Назовем его Семеном Петровичем. Семен Петрович прибывает без семьи но со своим любимым псом породы английский дог по кличке "Джим". Описать Джима достаточно просто - вылитая собака Баскервилей.
Семена Петровича вместе с Джимом поселяют в отдельный домик и они после всех обязательных процедур после прилета удаляются на отдых.
Раннее утро. Один из вьетнамских барбосов, назовем его "Мишка", осуществляет утренний обход своей территории. Неспеша обходит свои владения периодически помечая их. Подходит к очередному кусту тропической вонючей гадости и с видом хозяина задирает заднюю лапу...
В это же время Семен Петрович с Джимом выходят на утренний променад. Джим увидев родственную душу радостно срывается с поводка и бежит к "Мишке" знакомится. Забегает с тыла и пытается обнюхать вьетнамскую дворнягу. Мелкий вьетнамский хозяин опускает голову и заглядывает себе между лап -"Мол это что же это за нахал". Как вы думаете чтобы с вами случилось если бы вы в такой же пикантной ситуации увидели хищную оскаленную морду с жуткими клыками... Видно не зря говорят что мы физиологически похожи на собак...
"Мишка" закатывает глаза и как был с задранной лапой так и свалился бок.
"Мишка умер! Мишка умер!" загалдели дети идущие в школу.
"Какой Мишка?" заорал вывалившийся из госпиталя дежурный.
"Мишка Скворцов умер! У Мишки сердце не выдержало!" заорали дети.
Из госпиталя вылетел персонал со всеми медицинскими прибамбасами... Через некоторое время разобравшись в ситуации и подавив приступы ржанья медики решили оказать первую помощь...
Замначальника госпиталя диагностировал инфаркт. Провели вливания. Легкий массаж сердца."Мишка" ожил и жалобно скуля уполз в кусты. Больной выжил. Но с тех пор проходя мимо цветка на который он так не удачно пописал, "Миша" заливался таким лаем минут на 40, что всем было понятно что во всех его бедах виноват именно этот поганый цветок, который так его напугал...


В терапевтическое отделение одной из петербургских клиник доставляют нового пациента. Пациент этот был, безусловно, личностью примечательной: природа наделила его весьма и весьма крепким телосложением, высоким ростом, квадратной челюстью и бритым затылком. Можно предположить, что означенный гражданин не боялся в этой жизни многих вещей, от которых любого другого человека наверняка сковал бы панический ужас, однако в силу того, что он страдал самым что ни на есть банальным геморроем, одно лишь слово "клизма" ввергало его в предынфарктное состояние. А именно эту самую клизму ему и предстояло перенести перед вечерним отходом ко сну, поскольку рано утром врачи прописали ему проктоскопию - пренеприятнейшую процедуру, подразумевающую исследование прямой кишки через, пардон, задний проход. Когда медсестра при помощи разнообразных уговоров и угроз попыталась завлечь пациента в процедурный кабинет для проведения экзекуции, больной мертвой хваткой вцепился в свою койку и заявил, что на клизму он согласится только в том случае, если единственной возможной альтернативой будет расстрел. Перепалка продолжалась приблизительно с полчаса, после чего стороны пришли к компромиссному соглашению: вместо клизмы пациент примет ударную дозу слабительного и к утру организм сам собой достигнет требуемого послеклизменного эффекта. Утром в отделение примчался доктор и сходу накинулся на медсестру с расспросами о том, все ли подлежащие клизмированию больные должным образом подготовлены к предстоящей процедуре. Честная медсестра ответила, что один пациент согласился на клизму только под общим наркозом, а сама она - хрупкая беззащитная женщина и потому не намерена воевать с эдаким гибридом Силивестра Сталлоне и бульдозера. Возмущенный врач заявил, что на часах уже, между прочим, девять утра, его ждут в приемной студенты-практиканты, а на отделении в это время решительно ничего не готово: коровы не доены, свиньи не кормлены, клизмы не ставлены. Исправить! И несчастного, измученного бессонницей и жидким стулом пациента поволокли в процедурный кабинет. Вставив в ректальное отверстие страдальца соответствующий шланг и открыв краник, медсестра попросила товарища глубоко вдохнуть. Клизма сказала "Бульк!" и вода из нее канула в бездонные глубины молодого организма. Щедрая медсестра долила еще немного жидкости и попросила товарища повторить глубокий вдох. С повторным "Бульк!" вода исчезла и на этот раз. Говорят, возможности человеческого организма поистине безграничны: если нормальный человек состоит из воды лишь на семьдесят пять процентов, то по окончании процедуры наш герой состоял из нее на все двести. Однако донести свою тяжкую ношу до унитаза он так и не успел: прямо в дверях процедурной его поймал за рукав тот самый доктор. "Клизму сделали?" - спросил врач. Пациент смог только кивнуть: говорить он уже был решительно неспособен. "Пошли!", - скомандовал врач и повел его в свой кабинет, где велел снять штаны и залезть на специальный стол. Помимо доктора там же присутствовала группа студентов, проходивших в клинике практику. "Подойдите поближе, не бойтесь", - сказал им доктор, - "вот перед вами больной. Сейчас мы начнем исследование, а вы будете внимательно смотреть и записывать. Наклонитесь, ребята, поближе... Еще ближе... Итак, приготовились..." Закончить он, увы, не успел, поскольку, едва он вставил в задницу несчастного пациента расширительную воронку, в помещении случилось небольшое подобие извержения вулкана, смывшего мощным реактивным потоком и студентов, склонившихся над источником стихийного бедствия, и незадачливого эскулапа. По закону всемирного свинства, в тот же час во всей больнице отключили горячую воду...


Киевский зоопарк. "Уважаемые киевляне и гости столицы" чинно бродят по аллеям, рассматривая живность, прохлаждаясь пивом. Некое особое оживление вызывает вольер с гориллами. Вольер большой и крепкий, горилла под стать вольеру, но одна. На прутьях циничная надпись - "Обережно, горили кидають лайном" (Осторожно, гориллы бросаются говном). Люди, в отличие от обезьян, читать умеют, что, собственно, и привлекает их к данной клетке. Тут и там слышны возгласы - "какая хорошенькая обезьянка", "как они вообще могут так ее оклеветать" и все такое. Народу прибывает. Горилла олицетворяет собой каменную глыбу. Становится скучно...
А, вообще, вы видели как вылетает ракета из переносного зенитно-ракетного комплекса "Игла"? Сначала вроде как лениво, но точно, оставляя за собой шлейф белого дыма, она уходит прямо в цель, пущенная недрогнувшей рукой стрелка. Свежий кусок отличнейшего горильего "лайна" чем-то был похож на "Иглу". Распространяя за собой невидимый шлейф
"амбре", в доли секунды маленький снаряд достиг цели. Рука гориллы как всегда не дрогнула, подтверждая репутацию зоопарка и надежды посторонних зрителей. Ба-бах!!! Target destroyed! Target, подбитый свежайшим гуано, начинает объяснять присутствующим тонкости половых сношений с гориллами, руководством зоопарка, продажными женщинами и родителями всех подряд. Толпа мгновенно рассасывается, кто в панике, кто уползая с поля боя рыдаючи до слез.
Горилла неподвижно ожидает следующих читателей злосчастной таблички...


Сидим мы, празднуем Новый Год. И тут хозяин квартиры говорит:
- Я пойду соседей поздравлю.
Никто возражать не стал, иди, мол, Юрчик, как напоздравляешься - возвращайся! Прошло с полчаса.
Заваливается Юрчик с мужиком на плече:
- Гляньте - Колян, дурень, нажрался, гад, водяры - уселся в сугроб и решил уснуть!!! Ну-ка давайте этого алкаша в чувство приведём!!!
А ему жена и говорит:
- Кто дурень?! Ты ж не Коляна приволок!!! Это чужой мужик!!!
Глядь - точно, чужой мужик, совсем не знакомый!!!
- О ужас!!! Ты идиот трупака притаскал в хату!!!
Юрчик молча этого закоченевшего на плечо - и обратно на то место, откуда притащил.
PS: Обошлось. Через день ментура трупака подобрала - сказала, что пьяный замерз примерно 28 декабря, апосля зарплаты. Аж от сердца у всех отлегло.


Наверно все помнят, что в совковые времена с предприятий временами посылали народ "на картошку". Жить приходилось в полуразрушенных бараках, что осенью в общем-то не сахар. И вот один хрен из очередного "десанта" нашел себе в деревне бабенку.
Одинокую, с дитем. Дите-то ладно, главное, что мужа нема и она тоскует. Так вот он ее поебывал, а она ему и харч домашний и крышу предоставляла. Взаимовыгодное сотрудничество так сказать. Последний день на полях, он возвращается с пузырем - на дорожку, проститься. А закуси нет. Он порылся в закромах и отрыл сырокопченую колбасу. Твердую, сухую. Сто лет видать
лежала. Напластал колбаску - вот и закусь. Баба пришла - выпили, закусили, в койку напоследок завалились. Он на утро спрашивает:
- Как же ты цельный год без мужика?
- Да вот пока ты не порезал - было чем, а теперь придется в Москву за новой ехать!


Один из бойцов нашей геройской части славился на весь гарнизон сногсшибательным успехом, которым пользовался у окрестного гражданского женского населения. При наличии в соседней деревне сельскохозяйственного техникума с соответствующей общагой (по общеупотребительной терминологии - ЦПХ) этот малый со своим большим имел широкий простор для всяческой аморалки. Ну, развратничай в свободное от службы время, кто ж тебя, молодого и до баб голодного, руку на яйца положа, осудит-то! Но на хрена ж боеготовность части злостно подрывать!
Стоял как-то раз наш герой на посту, охраняя какие-то склады (в военной транскрипции - складЫ). Вокруг складОв - забор, колючая проволока в два ряда. Вот между этими рядами доблестный воин и прогуливался с автоматом наперевес в полном, до поры до времени, соответствии с Уставом караульной службы. Когда настали пора и время, из деревни к нему на свидание прискакала молодая, но уже опытная студентка зоотехнического отделения того самого сельхозтехникума. Поскольку парочка была уже друг к другу во всех смыслах притертая, после короткого взаимного приветствия решено было перейти к тому, ради чего, собственно, и свиделись. Во всей остроте встал вопрос - КАК?
Часовому пост покидать не полагается. Девушке (в прошлом) через колючую проволоку лезть тоже неудобно. Ну, да воина СА, решившего совокупиться и имеющего такую возможность, и атомная война не остановит. После короткой возни девушка в нагнутом виде была установлена по внешнюю сторону забора спиной, а точнее тем, что пониже, к колючке. Парень, благо расстояние между нитками проволоки вполне позволяло, пристроился, и процесс пошел - загляденье! Ну, тут, сами понимаете, должно что-то случиться, иначе б и истории никакой не было, мало ли где и как люди трахаются! Нет, в полном соответствии с законами жанра, в самый разгар процесса на пост прибыл проверяющий в сопровождении разводящего. Преодолев вызванный увиденные приступ немоты, майор рявкнул... ну, вы примерно представляете и смысл, и лексику. Девушка, сорвавшись с рабочего органа нашего героя, ударилась в бега, поправляя на ходу одежонку. А сам герой, резко выдергивая этот самый орган из глубин женского тела, напоролся на шип от колючей проволоки... И распахал свою гордость по всей длине, от основания до головки почти что надвое!
Бр-р-р-р! До сих пор, как представлю, дрожь пробирает! Часовой орет, кровища хлещет, проверяющий с разводящим в прострации... Но пришли в себя, первую помощь оказали, медиков вызвали... В общем, ничего страшного, в принципе не случилось. Кровь остановили, рану промыли, орган заштопали. Хотя у хирурга руки от смеха дрожали, и косметических швов не получилось. Когда через месяц или около того наш герой выписался из санчасти, он прямиком отправился на губу - за злостное нарушение правил караульной службы. Поскольку у парня хорошо подвешен был не только ..., но и язык, он пытался возражать: дескать, на посту не курил, не пил, пищу не принимал, не читал, и вообще ничего из того, что прямо запрещено соответствующей статьей Устава, не делал. На что ему было отвечено: Устав категорически запрещает часовому отправлять естественные надобности. И что тут ответишь? Надобность, и впрямь, вполне естественная! И последнее. После лечения и наложения некосметических швов рабочий орган нашего героя, и до того внушавший окрестным барышням благоговение, приобрел еще более внушительные характеристики. Соответственно, возросла и популярность воина, хотя дальше, казалось, некуда.

 

Назад

Вперед



[39] [38] [37] [36] [35] [34] [33] [32] [31] [30] [29] [28] [28] [27] [26] [25] [24] [23] [22] [21] [20] [19] [18] [17] [16] [15] [14] [13] [12] [11] [10] [09] [08] [07] [06] [05] [04] [03] [02] [01]



    Rambler's Top100  

2001-2016   Черный юмор   @ Иван Пластилинов