черный юмор

черный юмор - анекдоты

черный юмор - истории

черный юмор - картинки

черный юмор - фильмы

черный юмор - чтиво

черный юмор - гостевая книга

черный юмор - написать письмо

черный юмор


Черный Юмор - Рассказы



Расцветали яблони и груши

Лежу я вчера вечером-ночью и дрючу свою дочку Адзурру (14 лет, Телец; такая вся ягодка, а сисечки ну прямо как у Анны Фальки). Вогнал ей, значит, и скоро уже зайдусь, как вдруг эта сикелявка оборачивается и спрашивает:
- Папа, а правда, что в этом году коммунисты на выборах победят? Голосовать у нас в школе будут - в воскресенье. Ты получил избирательный бюллетень?
Сзади моя женушка Мария особо не суетилась и знай наяривала мне сотовым Nokia.
Паоло, как обычно, был снизу.

Смерил я Адзурру взглядом и потуже затянул ей чулки на резиночке за 164 000 лир, черные такие, ажурные, симпатявые, один к одному как и Паолы Барале в этом, как его, ну, короче, вчера вечером показывали, обсадная вещь. Так затянул - аж до кровянки. От всех этих разговоров про политику я того, шалею...

Тут моя женушка Мария (40 лет, домохозяйка, Скорпион) малек тормознулась. Видно, и ей это дело в напряг пошло. Зыркнула она на меня, потом на Адзурру и вынула из моего ануса Nokia 2010. Помотала так головой и заголосила навзрыд как та наркушница из фильмовича, что пускал на прошлой неделе по Телемонтекарло.

Паоло (мой сын, 19 лет, студент, Рак) недовольно запыхтел. Такое с ним было впервой.
Я сел на кровати. Закурил. Бациллу в красной пачке (MS Italia Red). Ослабил новенькие цепурки моей Адзурры (92 000 лир, черная кожа, без наручников).
- Давай потолкуем, Адзурра, - ответил я спокойно.

- Папа, - продолжала она, тыкая в окровавленный пульт, чтобы выключить видик, - по пятому каналу сказали, что скорей всего победят коммунисты, а синьор Гебелино с третьего этажа говорит, что тогда командовать будут негры, ну, те, что сидят у входа в метро, а еще - дамские парикмахеры-педики. Вот. А Эмилио Феди сказал какой-то передаче, что надо обязательно проверить, пришел ли тебе избирательный бюллетень...
Ох, забодала же меня эта отвязная политика по ТВ! Внизу Паоло пыхтел и фыркал все сильнее.

Я как следует наметился в личико Адзурры. И вторцевал ей по деснам кастетом Power Rangers (46 000 лир; с крюками для контактного боя).
- Умолкни, дешевка, какого тебе фейхуа до этих выборов-перевыборов! Все коммуняки давно уже повывелись. Там теперь эти - оливочники-отливочники. Прикинь!

Ляпнуть-то я ляпнул, а сам застремался! Я тоже слыхал в новостях на четвертом канале, что вот, мол, победят коммунары, тогда снова-здорово: гестапо, там, ну и вся фишка по полной программе.

Я-то знаю, вас ис дас коммунизм. У меня полная энциклопедия на кассете имеется. Все эти красноперые (вроде Проди там, Кьямбретти, Бертинотти, Дини, Оккетто, клоуна этого Паоло Росси, Чампи, Д'Алемы, Берлингуэра, Санторо и еще, может, той дикторки с третьего канала) - это тебе не оливкины дети, эти кого хошь затопчут на выборах. Вот тогда сливай воду, туши свет.

Перво-наперво накроется телик. Кина станут крутить тока о России. Вместо нормальной одежи понацепим серые презервативы. Ровняйсь - смирно!
Народ враз с винтов съедет. Гавкать друг на дружку будут, как отморозки. Дас ист коммунизм - зашибись!
- Микеле (48 лет, Дева, это я), - сказала жена, натягивая мне гондон с базиликом за 12 000. - Ну, чё ты начинаешь на ровном месте!
- И то верно, женушка (мы перевенчались в 1980, во Виареджо), - отозвался я и сделал телик погромче. - Много эти сосунки понимают. У них все мозги - из теленовостей. А в новостях одни заявы кидают про всяких там понтярщиков. Короче, пора уже прикрыть эту лавочку...
Тут Паоло снял с себя наушники от плейера и

Вчера вечером, на ночь глядя, мой сынуля Паоло меня загасил.

Мы, как водится, были вместе. Ну, семья и семья, таких у нас в Италии тринадцать на дюжину. Средний класс, правые взгляды. Смотрели себе киношку из порнокиоска на проспекте Буэнос- Айрес. Не будь я начеку, когда кассету брал, ей-ей, застукал бы меня Джакометти из полиции нравов: он как раз мимо проезжал. Сзади ко мне строилась женушка, спереди Адзурра, а снизу Паоло (под Адзуррой). Тут-то Адзурра возьми да и вякни насчет политики.

В моем доме о политике ни-ни.
Я, между прочим, в католической семье вырос. Так что с этим делом у нас строго. И голосовал я всегда за своих, за правых. А то.
И вдруг - на тебе: выходит, родной мой сынулька коммунякой заделался, типа, я не знаю Леонкавалло. Ну, его и понесло.

Да так, что вскочил мой наследничек Паоло на кровати и заревел благим матом:
- Харэ уже горбатого лепить! Расцветайте, яблони и груши!
И ну распевать что есть мочи. Потом выхватил невесть откуда серп и оттяпал мне башку напрочь. А сам горлопанит - сливочников поносит, стоит в чем мать родила и поносит. А в другой руке - молоток тут как тут. Ну, он этим молотком мамане рожу-то всю и разворотил. И вопит себе, заливается:
- Вот это по-нашему, вот теперь все пучком, вот вам и призрак бродит по Европ


Видеокаталог "Италия"

Привет, это Альдо Нове, душевный писатель.
Я написал рассказ. Вот он. Теперь все могут запросто его прочесть. Чем плохо? Мой рассказ про то, как три часа кряду я балдел перед теликом. Это по плечу каждому, у кого есть 20 000 лир и кто готов пустить их в дело. 20 000 лир - цена журнала, которым торгуют у входа в миланское метро (с ноября). Так что можно и потратиться. Я потратился. И купил Видеокаталог 1995 Rabbit Home Video Rocco Siffredi Production "Лолита Прекрасная". 180 минут секса!

Секс должен любить каждый! С ним забываешь о работе и смерти. Перед сексом не устоит никакая тоска. Всем охота заняться сексом. Джан-франко Финн и Джанфранко Фунари занимаются сексом. Мара Веньер и Роберто Баджо тоже. Твой отец занимается сексом (или занимался).

Мой рассказ малость экспериментален. Как экспериментальные книжки шестидесятых. Типа Нанни Балестрини и т. д. Но если читать медленно, то все понятно.

Моя сексуальная жизнь началась в тринадцать лет. Каждую пятницу по Телемонтекарло крутили порно. Вот радости-то было. Я сидел в своей комнате и после финансовых новостей Джордже Менделлы смотрел на женские фазенды. Я радовался, как в детстве, когда крутили швейцарские мультики. Та программа называлась "Мыслип-рочь". На заставке там еще был жирный кролик (мышь?). Кролик хохотал, пытаясь выговорить "мыслипрочь". Он был цветным, а потом исчезал с экрана.

А время шло. Я смотрел не только мультики. Я уже заглядывался на одетых девчонок из класса и на раздетых из киоска моих родителей. Девчонки из журналов не лезли драться, когда ты пялился на их доки. Те девчонки для того там и были, чтобы повиднее выставиться. Они пахли краской "Topolino" и "Panorama". Они запихивали в себя вибраторы и высовывали язык. Девчонки из класса язык не высовывали. Они были ненастоящими. Настоящие девчонки начинались после финансовых новостей Джордже Менделлы.

После финансовых новостей возникал здоровущий такой эклер. За ним - блондинкина хлеборезка, в которую блондинка и закладывала эклер. Я был на седьмом небе и уже не прыгал по каналам. Утром, на лабораторной по физике, морды лиц у парней были перевернутые. Ночью все, как один, смотрели про голощелок. Неделя целиком уходила на ожидание секса в оттяжку. А еще по субботам запустили телевидение из Варезе. Там было порно, а главное, фильмец "Канкан", который все время повторяли.

Помню, настроил я как-то телик на Телерепортер. Поздно было, часа два ночи, порнуху должны уже были завести, но почему-то не завели На экране ничегошеньки не было, кроме белых точечек, их еще снежинками называют, а сверху такие темные полосы шли. Вся ночь тогда зависла на пустом канале. Я держал бойца в руке и чуть не плакал. Я спрашивал себя, какой смысл дальше жить, и все крутил и крутил красные колесим настройки, прыгая в три ночи от колдуна из Комо и телемагазина, где запаривали складную стремянку, к фильмону с Бомболо. Все без толку: ни тебе Чиччолининой пипки, ни попки Мэрлин Джесс (актерка такая), ну просто полное кидалово. А минуты и часы знай себе утикивали. Но вот ближе к четырем вроде как мелькнули пухлюще-краснющие губки, в моем, стало быть, вкусе. Только видно было - ну никак. Бросил я крутить колесики и плотно уже продрочил, разглядев что-то типа минета. После дрочки настроил телик, гляжу, а это аукцион ковров.

Теперь мне двадцать семь, и я хозяин жизни Все уже по-другому. Я знаю, как подсуетиться в этом насосанном ёбществе. Я вижу все лохмушки, какие захочу. И они делают все, что я хочу. По телику. Хоть в четверг днем, хоть в воскресенье утром, а не эксклюзивно по пятницам, как тогда, когда я был несчастным задохликом и Телерепортер вертел мной, как куклой.

Теперь я иду в киоск на проспекте Буэнос-Айрес, там еще киоскер в майке с надписью Private, сердцем в форме яиц и мохнатым сейфом внутри. Я обозреваю все кассы, корольки, корыта, костянки, котлованы и кунки на футлярах сказочных видеокассет нашего времени.
Есть кассеты по говняной части. Видел я одну такую, "Кака-Клуб №6" называется. Там эти говноёбки, которых дерут до усёру. Правда, здесь уже перебор. Если с этого начинать, неизвестно, до чего дойдешь. Наверное, до ширялова. Короче, эти дела для переборщиков. Ну, разве иногда так прокрутишь одну-другую. Быват.

Есть и такие, где типки отсасывают ламам или харятся форелью. На "Animal Fantasies №3" какой-то брюхан качает борова, пока его швабру в огороде покрывает овчарка.
А есть еще кассеты для факультатива по истории. Такие порнобылины. Напр., "Sex Total Год 1919". Там уже типки делают отсосную станцию одному хорьку с виду вроде голого Гитлера. Типки елозят пердилками с дикой скоростью, как в немом кино. Эта кассета чего-то у меня совсем не пошла.

Ну, а самые-то пучковые видения - это нарезка. Там уже просто отвальные типары вовсю припадают к кормушке и заглатывают струхню до распоследней капли. Как в "Private Magazine Berth Milton Production". Каждый месяц новый сборник. Уходит со свистом. Народ в отключе. Поди, плохо на сон-то грядущий залукать нарезочку с чувством там, с толком да расстановкой?

Внутри киоска нас вечно столько, что не про толкнуться. Мы смотрим на эти волшебные фильмаки и решаем, какой взять, чтобы реально уж разрядиться. Я-то знаю, что иные чувачки трясут родилку прямо так - по напридумкам. Бобов на кассеты не наскребут. Я таким не завидую.

Как выбрал нужную кассету, возвращаешь старые, а за новую вносишь всего двадцатник. Это понятно, левые дела, но мне как-то параллельно Так хоть я самое-рассамое засмотрю, напр., Драгиксу, которая сразу с двумя, или там Лидию Шанель, которую пропахивают в пятую точку.

Беру я пару-тройку кассет, шмаляю одну за другой две синенькие MS и на метро до дома. Народу и невдомек, что у меня в сумке дюжина сосок, которые порются - первый класс. У меня на виду.

Сажусь в вагон, а у самого бояки играют. Что если выйдет как в марте? Я тогда взял "Magiс Orgies 4 hours". He видно ни вот столько. С настройкой возиться беспонтовый вариант. Taк иногда забрезжит что-то: то ли копилка, то ли коленка. 180 000 - это шестая часть моей зряплаты. Когда выпадают такие плюшки, просто все опускается. Короче, в тот вечер я вмазал полбанки Мартына и тихо отбился.

Ладно, проехали. Вышла тут со мной еще одна фенька. Сейчас перетру. Об ней вся и телега. Слушай сюда. Она того стоит. За нее я отстегнул двадцатник.
Стою я в киоске на проспекте Буэнос-Айрес и вижу на третьей полке справа кассету. На задке у нее надпись: Видеокаталог 1995. Вроде простенькая такая, никаких тебе стволов в антифэйсах. Зелененький супер - и все дела.

Вынул я ее и вижу на передке опять же надпись Видеокаталог 1995, помимо, значит, ста названий Rabbit Home Video Rocco Siffredi Production "Лолита Прекрасная", 180 минут.

Ну, возвращаю я киоскеру в майке Private кассету "Euro Porno Anal Blomm" (с Табатой Кэш), плачу двадцатник и дую домой с Видеокаталогом 1995. Прихожу и загружаю его в видак.

А видак у меня, между прочим, Mitsubishi HS-МХ II!
Система - крутняк, с пультом, двухскоростным повтором и паузой.
Перед самым там приходом ставлю на первую замедленную. Потом, когда типка уже слизывает, врубаю вторую, черепашью. А если видно капли, стекающие в едало, давлю на паузу. Правда, тут надо быть на стреме: через 30 сек. видак отключается, и тут же выскакивает канал, который был снизу.
Вот так засматриваю я однажды кончиту прямо в шнобель Кей Нобель, рыжей такой шведки-котлетки, как вдруг соскакивает мой видюшник и откуда ни возьмись появляется Папа, который толкает про Югославию, что типа пора уже положить конец и пр. А я-то уже свой конец точно положить не могу. Так вот и кончил, глядя на Папин отмороженный пятак. В другой раз все что угодно, только не это.


Карре

Жила-была красавица фотомодель, и звали ее Карре. Она была все время голой, часто сидела на берегу моря и смотрела на воду. Голая-преголая. Ветер развевал ее длинные белокурые волосы, и если кто стоял сзади нее, он видел полспины Кар-ре, а кто спереди - грудь, слегка опавшую, но все равно обалденную, и самый краешек волосиков. Иной раз Карре опять сидела на берегу, только пораньше, скажем, когда чего-то там рекламировала. Она сидела, приподняв одну ногу, опустив другую и скрестив ладони на приподнятой ноге. Кто стоял спереди, мог увидеть то, что ни хера не мог увидеть. А кто сзади - полсиделки и спину. Временами, все там же, Карре сидела на деревянном кресле как-то так сикось-накось. Правая нога у нее была приподнята, чтобы скрыть одно место. В этом случае, если кто стоял спереди, отлично видел грудь, слегка опавшую, но все равно обалденную, и тату на правой ступне, что-то навроде солнца. Когда Карре злилась, она вставала и уходила. Набрасывала такую, знаете, белую майку в сеточку и шла к забору. Становилась лицом к забору и злилась так. Кто стоял спереди, видел то, чего не может быть: спереди у нее был забор! Кто стоял сзади - такие типа ромбики на спине и м-мм (на фотках, которые прислал Макс, непонятно, есть на ней трусики или нет. Надеюсь, нет! Лично мне нравятся попки симпотных актрисуль!)

Карре была убежденной шопенгауэровкой. Это типа буддистки. У нее были все диски Кармело Бене. Она постоянно крутила кассету "Саломеи" Кармело Бене и на все клала с прибором. Когда ее спрашивали, как вчера кормили на приеме, она отвечала: "Кармелоение было просто объеБенее", - и хохотала без остановки всю неделю. Карре жила на то, что продавала баночки со своими месячными одному фетишисту-копрофагу из Гонконга. За каждую баночку он платил 18 млн. лир. Мясячные у Карре бывали каждый месяц. В месяц Карре наполняла три баночки. Вот и посчитайте, сколько Карре зарабатывала в год.

На такую прорву бабашек Карре покупала себе кучу разной хренотени и видала в гробу всех бедняков, какого ей было рожна до бедняков? Однажды Карре купила бриллиантовую статую Берлускони весом 100 000 кг. Потом статуя ей остоеБенела, и Карре подарила ее мафии. В другой раз она купила себе лифчик из ракетного титания. Лифчик стоил 600 000 млрд. лир. Но поскольку Карре все время ходила голой, она растворила лифчик в какой-то химической бурде.

Карре у всех уже вот где сидела. Каждому хотелось поставить ей пистон. Каждого тянуло отметелить Карре за ее пофигизм, за то, что общество было ей сугубо фиолетово. Один активист ИКПТ (Итальянская конфедерация профсоюзов трудящихся) как-то плюнул Карре в лицо. А ей, буддистке, хоть бы хны - сидит себе, смотрит на море и думает: вот еще лет двадцать менстру поотливаю и вообще чего захочу, то и куплю. Потому что Карре была такой консумисткой, такой загребущей, каких свет не видывал. Карре была верной дочерью нашего времени.

Чтобы весь день бить баклуши, Карре наняла в мажордомы двинутого китаёзу. Звали этого мажордома Алессио. Он был гомосеком-зоофилом. Якшался, стало быть, с кобелями. По большей части платонически.

В один прекрасный день Карре нашли с перерезанной глоткой. Она лежала на умандоханной деревяшке, на которой лежала всегда. Ее страшно изуродовали в одном месте. Теперь вместо манилки у Карре там была полная каша, мясомолочный коктейль, кровь, параша, мякоть, pulp (опять?! Баста!).
Соседи, те и вовсе не сокрушались по поводу смерти Карре. Хотя местные упыри, которым не терпелось ее отзудить, малость приуныли. Среди них было три сексуальных маньяка. Эрманно, 42 года, по кличке "Плавленый сырок"; Себастьяне, 16 лет, кликуха "Иранский прыщ", и Джанни-мандаешка, прозванный так за то, что показывал кому ни попадя плакат с шалавой месяца из журнала только для мужчин и приговаривал: "Вот у этой я бы схомячил сиповку".
 
Смерть Карре стала самым настоящим триллером.
Следствие поручили вести комиссару Монтанари. Комиссар нервно покуривал. И нервно расхаживал по кабинету, строя догадки о том, кто же все-таки пришил Карре. Комиссар хлестал кофе чашку за чашкой. Ему было не по себе. Вдруг он вспомнил, что во всех детективах самым непредсказуемым образом убийство совершал мажордом. Комиссар Монтанари ухмыльнулся, довольный собой.

В своем жилдоме Джанни рассматривал фото Элеоноры Казаленьо и обливался потом. Он отдал бы все, чтобы быть Сгарби и взять ее на постель. В задумчивости он поставил на огонь кастрюльку с водой и приготовил себе две сосиски "Джо" с начинкой из тертого сыра. В глубине души Джанни тоже был доволен собой.

Комиссар Монтанари нажал на звонок в доме Алессио. Приторчавший Алессио занимался оральным сексом с шестимесячной тосканской овчаркой Пуччи.
- Кто тама? - спросил Алессио, отпустив лапы животного. Пес, застигнутый врасплох, раздраженно залаял.
- Свои! - гаркнул Монтанари.
- Я нету свои, - откликнулся Алессио на безнадежном итальянском.
Второпях одевшись, Алессио бросился за газовым пистолетом "Оклахома", который купил в рассрочку два года назад. Он подошел к двери и что было мочи выпалил:
- Кто тама?
- Свои! - снова протрубил комиссар Монтанари.

Доев сосиски, Джанни открыл дверцу буфет; и достал два желтых, полуразложившихся ошметка, вырванных из одного места Карре.
- Это что за бледная спирохета? - вскрикну; Джанни.
Он даже не осознавал, какое тяжкое преступление совершил, убив Карре, чтобы вырезать ее гениталии. Джанни не был виноват в своих поступках. Его отец был фанатом "Сампдории". Стоило его любимчикам продуть, как он насиловал сына Пиццаматиком. А потом заставлял Джанни есть одну и ту же подгорелую пиццу Катари, которую по субботам стряпал со своими родичами. С годами все это развило в Джанни комплекс подавленной жестокости на сексуальной почве. Через секс Джанни давал волю своим страшным детским переживаниям.

На похоронах Карре никогошеньки не было, потому что по Raidue показывали специальный репортаж Ауджаса о смерти Карре. Комиссар Монтанари продирался сквозь яростную толпу, ведя за собой этого вонючего карлика Алессио, который вопил:
- Я нету вина, я алиби собак!
В тот вечер, когда было совершено убийство, Алессио действительно был с Пуччи.

Себастьяно, тот самый, по кличке "Иранский прыщ" ("прыщ", потому что был весь в прыщах, "иранский", потому что на уроке географии брякнул однажды, что Иран - это столица Ирака), испытывал угрызения совести. Он присутствовал при убийстве, а теперь смотрел по телику, как двое полицейских сажают в скотовозку этого пельменя Алессио. Алессио напрасно умолял полицейских справиться у Пуччи, где он был в вечер убийства. Отягчающим обстоятельством для Алессио являлось то, что он якобы жестоко обращался с животными, хотя мнения Пуччи по этому вопросу никто, понятное дело, не спрашивал.
А Пуччи и впрямь был голубым псом.
Джанни слушал репортера и посмеивался. Он наблюдал за реконструкцией убийства и с видом знатока давал оценку интервью негодующих соседок Карре.
- Бедная, бедная Карре, - причитали они в один голос. - Этот кошмарный мажордом.
Джанни открыл банку фиников в сиропе - так себе, и заглотил с дюжину.

Комиссар Монтанари чувствовал себя Богом.
Дело было раскрыто. Раз-два, и готово. Он мог рассчитывать на повышение. Комиссар взволнованно потирал свой значок, прикидывая, какое звание ему дадут.

Себастьяно переступил порог комиссариата. Прождал полчаса и был принят. За эти полчаса он вспомнил, как в детстве играл с кузнечиками. Он отрывал им задние лапки и засовывал кузнечиков в попу младшему брату, которому было два годика.
- Я знаю, кто убийца, - сказал Себастьяно капралу Пакканьини, толстому балбесу, который прилежно записывал каждое слово посетителя. - Это Джанни Ла Порта, по прозвищу "мандаешка". Это он прикокнул Карре, потому что он больной. Так что выпускайте мажордома.

На следующий день Ауджас вел прямой репортаж из тюрьмы Сан-Витторе. Джанни согласился дать интервью в обмен на бесплатное подключение к Интернету и годовой допуск к сайту "real pussy"' - более 8000 фото женских детородных органов сборно-разборного типа в программе Windows "Разрежь и склей".
На унылой окраине города лил горючие слезы комиссар Монтанари.


Назад



[01] [02] [03] [04] [05] [06] [07] [08] [09]



    Rambler's Top100  

2001-2016   Черный юмор   @ Иван Пластилинов